Отличия между мужским пониманием ведения бизнеса и женским

Два года назад Леша и Ира Баринские запустили сервис по вывозу ненужных вещей Свалка и расфигачечную Дебошь. Несмотря на разное видение и отношение к бизнесу, ребята вывели проекты на окупаемость за три недели после запуска, за прошлый год обернули 24 миллиона рублей и более миллиона рублей перевели на благотворительность.

Начало

Ира: Я не относилась к проектам серьезно. Это были прикольные идеи, которые мы решили попробовать. Первые 4 месяца были в диком драйве, а потом стало понятно, что это все серьезно и по-настоящему. Я испугалась, все посыпалось. Сейчас я вижу, что это реально большая история, которая может вырасти в огромный серьезный бизнес, поэтому пришлось изменить свое отношение.

Леша: Когда мы начинали, у меня в голове была идея, огромное сообщество людей, которые хотят бережно относиться к деньгам, вещам, людям и идеям. Я понимал, что мы очень далеки от этого и что будет очень непросто к ней прийти, но не было сомнений, что все получится. Я просто старался закладывать идеи и ценности, которые могли бы быть полезны, когда все заживет. Это теория, на практике я просто очень много работал и старался не сильно мешать остальным.

Команда

Ира: Мы делаем очень крутую добрую штуку. Нам нужны люди, которые разделяют наши ценности, которые верят в наши идеалы, которые обладают высоким уровнем осознанности. Людей нужно обучать, поддерживать, давать возможность развиваться. Если не получается наладить коммуникацию - расстаться без сожаления, даже если вы успели подружиться. Верить в людей на тысячу процентов ровно до тех пор, пока они проявляют готовность оправдать твое доверие.

Леша: Команда - это самое дорогое, что у нас есть. Факт. С командой я наошибался больше, чем в какой-то другой составляющей бизнеса. Еще один факт. В целом, мое самое большое восхищение - это как люди в очень непростых условиях умеют создавать крутейшие вещи. Самое большое разочарование - когда люди не понимают, чего хотят от себя и компании, а потому все вокруг, включая клиентов и партнеров, несчастливы в том, что занимает значительную часть из жизни.

Конкуренты

Ира: Они выводят меня из себя. Почему люди не могут придумать ничего своего? Как тупые девицы из школы, которые не могут придумать свой стиль, поэтому покупают такие же вещи, как у тебя. Ладно бы еще скопировали прикольно, но делают же полную ерунду.

Леша: Обожаю конкурентов, но хочется больше разных вокруг. К заимствованию идей я вообще никак не отношусь, так как стоимость любой идеи оцениваю в ноль копеек, исполнение решает. То, что конкуренты заставляют двигаться гораздо быстрее, так это точно, хорошо, когда есть с кем зарубиться.

Видение

Ира: Я все это представляла себе по-другому. Мне казалось, что нужно просто собрать классных людей и все само собой получится. По итогу двух лет: классных людей катастрофически мало, всех людей нужно направлять и организовывать, ничего само собой не происходит. Сейчас я вижу Свалку и Дебошь как отправную точку для гораздо более больших штук, которыми я хотела бы заниматься.

Леша: Не поменялось, я все также хочу сделать платформу для очень разных людей, объединенных общими ценностями, бережное отношение к деньгам, вещам, людям и идеям.

Цели

Ира: Для меня не работает цель - заработать все деньги в мире. Впрочем, и просто большие деньги заработать мне не так интересно, как оставить след в истории, начать менять общество, делать вещи, которые мне кажутся классными. Правда все это упирается в деньги. Что ж, придется сначала заработать:)

Леша: У меня она одна, капитализация Свалки в $1 млрд. и она, кстати, тоже не поменялась.

Личное VS рабочее

Ира: Личное может как разрушить бизнес, так и поднять его на небывалую высоту. С тех пор, как мы научились общаться с Лешей между собой, у нас супер продуктивная коммуникация в работе. Он - моя поддержка и опора во всем, я верю ему больше, чем себе, и знаю, что он поддержит меня во всем. Это очень ценно, потому что дает мне свободу от условностей, и я могу делать реально большие штуки.

Леша: Я не разделяю эти две вещи. Для меня все, что я делаю по бизнесу - очень личное. Поскольку у меня очень мало друзей, то почти все мои личные связи так или иначе крутятся вокруг бизнеса.

Подход к работе

Ира: Сначала мне нужно разобраться - что к чему. Я говорю с каждым, собираю все точки зрения и придумываю, что с этим всем делать. Иногда я ловлю себя на том, что ссу и не решаюсь. Сейчас это происходит редко, я учусь отваге у Леши, но до конца еще не избавилась. Не думала, что свой бизнес будет требовать такого мужества.

Леша: Мне абсолютно фиолетово, что там показывают цифры, исследования, опросы, мне все равно кто и что делает на этом рынке, не интересно, что советуют книжки и специалисты, мне просто неинтересно. Мой кайф в том, чтобы пробовать, я готов к разным раскладам, в том числе и плохим, я просто знаю, что если не сдаваться достаточно долго, то рано или поздно сдадуться остальные. Я за то, чтобы ввязаться в драку, а дальше разберемся, как именно мы всех сделаем.

Дети

Ира: У меня нет детей и не будет в обозримом будущем. Мне, конечно, не 14 лет, чтобы говорить громкие слова типа “никогда” и “ни за что”, поэтому назвать себя убежденной чайлдфри я не могу. Но мне буквально пару лет назад наконец-то стало очень интересно жить для себя. У меня куча идей, проектов, желаний и стремлений, на которые мне мало часов в сутки и дней в неделе, и все это мне гораздо интересней, чем дети.

Леша: спросите завтра.